Педагоги раскрыли новую методику изучения любого предмета




— Великий писатель Лев Толстой утверждал, что «наука и искусство так же тесно связаны между собой, как легкое и сердце», и с ним сложно не согласиться, — говорит учитель русского и литературы Наталья Смирнова. — На мой взгляд, наше школьное образование очень страдает от отсутствия взаимосвязи между различными дисциплинами. Из-за этого большинство учеников в старших классов делятся на физиков и лириков и потом работают на предметах не своего профиля спустя рукава. А ведь школьное образование — это минимально необходимая база, которую должен полноценно освоить каждый человек.

Когда мы с учителями по другим предметам попробовали на уроках изучать некоторые разделы различных школьных дисциплин на основе художественной литературы, то поняли, что это полезно и гуманитариям, и математикам. Первым стало интересней решать сложные задачи, а последние наконец-то взялись за книги. На самом деле в мировой литературе есть огромное количество произведений, подходящих для иллюстрации различных разделов других дисциплин. И их использование не только полезно, но и весьма занимательно, и порой позволяет заинтересовать школьников даже теми предметами, которые им абсолютно не нравились раньше. Интересно также самостоятельно попробовать отыскать в разных произведениях связь с теми или иными науками. Использовать эту методику вполне могут и родители для самостоятельных занятий с детьми дома.

Сколько порций съест Гулливер

Известно, что Александру Пушкину математика не давалась с самого детства, недаром поэт утверждал, что «вдохновение нужно в геометрии не меньше, чем в поэзии». Однако математика как наука будущего всегда вызывала интерес у писателей, поэтому различные задачки, математические величины и вычисления встречаются в художественной литературе с завидной регулярностью.

«Муму» Ивана Тургенева вполне может пригодиться на уроках математики. Интересно, многие ли школьники сразу сообразят, какого роста на самом деле был дворник Герасим. «Из числа всей челяди самым замечательным лицом был дворник Герасим, мужчина двенадцать вершков роста, сложенный богатырем, и глухонемой от рождения» — так описывает своего героя автор. Даже те ребята, которые знают, что вершок равен 4,5 сантиметра, придут в недоумение, как может считаться богатырем карлик с ростом младенца (54 см). Оказывается, раньше при указании роста называли лишь количество вершков, на которые он превышал 2 аршина (в одном аршине — 71 см). Соответственно, при помощи нехитрых вычислений становится ясно, что Герасим даже по нынешним меркам весьма рослый детина, под два метра ростом.

По басне Крылова «Лебедь, Рак и Щука» и вовсе можно изучать тему сложения векторов по правилу параллелограмма. «Лебедь рвется в облака, Рак пятится назад, а Щука тянет в воду». Для школьников, усвоивших тему на «отлично», будет абсолютно ясно, что сумма векторов движения героев равна нулю, поэтому воз и не может сдвинуться с места.

Школьникам постарше можно предложить разобраться на примере Родиона Раскольникова, насколько серьезно грела руки на своих клиентах старуха-процентщица из «Преступления и наказания» Федора Достоевского. «Вот-с, батюшка: коли по гривне в месяц с рубля, так за полтора рубля причтется с вас пятнадцать копеек, за месяц вперед-с. Да за два прежних рубля с вас еще причитается по сему же счету вперед двадцать копеек. А всего, стало быть, тридцать пять. Приходится же вам теперь всего получить за часы ваши рубль пятнадцать копеек» — так описывает расчеты Алены Ивановны автор. Получается, что ушлая старуха клала в карман 10% от стоимости каждого заклада в месяц.

С многочисленными математическими вычислениями столкнулся и автор романа «Путешествие Гулливера» Джонатан Свифт. Изначально он определил, что лилипуты по всем измерениям ровно в 12 раз меньше людей, а великаны больше. На уроке можно попросить учеников посчитать, сколько порций еды маленьких человечков нужно предложить герою, чтобы он наелся, или какое количество лилипутских метров ткани пойдет на его костюм. Главный подвох в том, что многие юные математики забывают, что Гулливер не только в 12 раз выше, но и шире и толще лилипутов, поэтому еды ему понадобится ровно в 1728 раз больше, то есть число 12 нужно возвести в куб.

Пролетая над лесотундрой

Учителя географии также без проблем могут разнообразить собственные уроки познавательными примерами из известных художественных произведений. Чего стоит только путешествие Нильса с дикими гусями в Лапландию по природным зонам мира. Даже забавно предложить школярам отрывок из сказки шведской писательницы Сельмы Лагерлеф «Чудесные приключения Нильса с дикими гусями» и проверить, поймут ли ребята, что мальчик и гуси пролетают над зонами широколиственных лесов, смешанных лесов, тайги и лесотундры.

Изучение географических координат станет по-настоящему незабываемым, если попросить ребят помочь героям романа Жюля Верна «Дети капитана Гранта» в поисках пропавшего капитана. «27 июня 1862 года трехмачтовое судно «Британия», из Глазго, потерпело крушение в тысяче пятистах лье от Патагонии, в Южном полушарии. Два матроса и капитан Грант добрались до острова Табор. Там, постоянно терпя жестокие лишения, они бросили этот документ под сто пятьдесят третьим градусом долготы и тридцать седьмым градусом широты, окажите им помощь, или они погибнут», — по этому отрывку школьники должны отыскать остров в Тихом океане.

А по роману того же автора «Таинственный остров» вполне можно освоить тему «Происхождение островов»: «...из кратера под грохот оглушительных взрывов поднялся огромный столб дыма, больше трех тысяч футов высоты. Стена пещеры Дакара, очевидно, не выдержала давления газов, и море, проникнув через центральный очаг в огнедышащую пропасть, превратилось в пар. Кратер не давал этой массе пара достаточно просторного выхода. Взрыв, который мог быть услышан на расстоянии ста миль, потряс воздух. Гора Франклина разлетелась на куски и обрушилась в море. Через несколько минут волны Тихого океана покрывали то место, где был остров Линкольна».

Герои Марка Твена Гек Финн и Том Сойер скрасят ученикам изучение темы «Градусная сетка Земли». Пролетая над Африкой в повести «Том Сойер за границей», герои спорят о том, что за длинную полоску они видят на земле с высоты: «— Ну вот, — заявляет знаток карты Гек Финн, — теперь ты, может, узнаешь, где находится наш шар. Ведь это наверняка одна из тех линий, что нарисованы на карте. Те самые, которые называются меридианами. Стоит только нам опуститься вниз и посмотреть, какой у нее номер, и...» — «Ох и болван же ты, Гек Финн! Ты что же думаешь — меридианы протянуты по земле?»

Отдельные аспекты географии можно изучать даже по поэзии. К примеру, стихотворение Пушкина «Кавказ» поможет школьникам разобраться с темой высотной зональности. Прочитав стихотворение, по описанию местности вокруг школьники смогут вычислить, что лирический герой любуется природой, находясь на высоте около 3 тысяч метров:

Кавказ подо мною. Один в вышине

Стою над снегами у края стремнины;

Орел, с отдаленной поднявшись вершины,

Парит неподвижно со мной наравне...

Как всадник без головы спасся от бактерий

У многих ребят, увлекающихся биологией, любовь к изучению природы и животных появляется еще в дошкольном возрасте — во многом благодаря книгам. Самой популярной литературой на биологическую тематику по праву можно считать сказки и рассказы советского писателя Виталия Бианки. В занимательных рассказах о жизни животных автор простым языком описывает сложные биологические процессы и термины из школьной программы, например, говорит об этологии и фенологических индикаторах.

Наверняка понравятся юным исследователям природы и сказки Бориса Заходера, биолога по образованию. Например, на примере его рассказа «Отшельник и Роза» вполне можно изучать тему взаимовыгодного сотрудничества (симбиотических отношений), которые происходят между коралловым полипом и раком-отшельником. Много интересного о жизни растений и животных также можно узнать из рассказов Михаила Пришвина.

Старшим школьникам при изучении темы атавизмов придет на помощь роман Габриэля Гарсиа Маркеса «Сто лет одиночества». Описывая историю основания одной из деревень в Южной Америке, автор рассказывает о предке рода, у которого был позорный недостаток в виде маленького поросячьего хвостика с кисточкой на конце. При попытке ампутировать атавизм несчастный скончался от потери крови.

В художественной литературе можно получить не только теоретические, но самые что ни на есть практические умения. К примеру, из книги Валерия Медведева «Баранкин, будь человеком!» любой желающий может узнать, как изготовить морилку для коллекции насекомых, а также зачем нужна распрямилка и сушилка для бабочек. А Николай Носов в рассказе «Веселая семейка» популярно пошагово объясняет читателям, как вывести цыплят в домашних условиях. Подобный опыт уже тянет на серьезный проект или лабораторную работу.

Вопросы экологии и взаимодействия человека с природой также вполне можно изучать по классической литературе. Как найти баланс во взаимодействии человека и живой природы, рассуждает герой Эрнеста Хемингуэя в повести «Старик и море». «— Рыба — она тоже мне друг, — сказал он. — Я никогда не видел такой рыбы и не слышал, что такая бывает. Но я должен ее убить... Сколько людей она насытит! Но достойны ли люди ей питаться? Конечно, нет. Никто на свете не достоин ею питаться: поглядите только, как она себя ведет и с каким великим благородством» — так описывает мучения старика автор. А о бездумной вырубке вековых дубрав и елей рассказывает Александр Островский в своей пьесе «Лес».

На урок «Деятельность бактерий» стоит захватить с собой роман Майн Рида «Всадник без головы». Если задуматься, действительно сначала непонятно, как тело мертвого всадника, привязанного к лошади, не разложилось на жаре от деятельности бактерий. Оказывается, разгадка кроется в очень сухом климате местности, который позволил телу высохнуть и мумифицироваться.

Из чего состоит философский камень

Практика показывает, что проблемы с таким сложным предметом, как химия, имеет большое количество школьников. Но и здесь не стоит отчаиваться — скрасить сложные химические формулы детям вновь помогут герои художественных произведений. Известно, что многие химики были не только выдающимися учеными, но и талантливыми поэтами или музыкантами, достаточно вспомнить хотя бы Михаила Ломоносова или Александра Бородина, так что связь химиков и лириков очевидна.

Без сомнения, поможет подружить школьников с химией «Гарри Поттер и философский камень» Джоан Роулинг. Опыты алхимиков, в том числе с серой, которая являлась обязательной частью философского камня, описанные в романе, помогут под другим углом взглянуть на практические аспекты предмета. Описание свойств серы встречается и в романе Александра Дюма «Граф Монте-Кристо». Там аббат Фариа получает у тюремщиков серу для изготовления пороха, притворившись, что у него кожная болезнь, для лечения которой тогда также использовался этот элемент.

Настоящим кладезем химических знаний по праву считаются произведения Жюля Верна, особенно его роман «Таинственный остров». Неспроста сам писатель так описывал свое будущее творение в письме издателю: «Я всецело отдался «Таинственному острову»... Я провожу время с профессорами химии и на химических заводах. На моей одежде нередко остаются пятна, которые я отнесу на ваш счет, потому что «Таинственный остров» будет романом о химии». Из произведения можно узнать о свойствах воды, способах получения гашеной извести, серной кислоты, стекла и мыла, переработке жира и выделении сахарозы из растений.

Об аллотропных видоизменениях фосфора можно узнать, познакомившись с романом Артура Конана Дойла «Собака Баскервилей». «Ни в чьем воспаленном мозгу не могло бы возникнуть видение более страшное, более омерзительное, чем это адское существо, выскочившее на нас из тумана. Его огромная пасть все еще светилась голубоватым пламенем, глубоко сидящие дикие глаза были обведены огненными кругами. Я дотронулся до этой светящейся головы и, отняв руку, увидел, что мои пальцы тоже засветились в темноте. — Фосфор, — сказал я» — так описывает автор чудовище, пугавшее всю округу. На самом деле оно оказалось обычной собакой, которую преступник покрыл белым фосфором.

А методы очистки воды и разделения смесей четко описаны в сказке Владимира Одоевского «Мороз Иванович»: «Между тем Рукодельница воротится, воду процедит, в кувшин нальет; да еще какая затейница: коли вода нечиста, так свернет лист бумаги, наложит в нее угольков да песку крупного насыплет, вставит ту бумагу в кувшин да нальет в нее воды, а вода-то знай проходит сквозь песок да сквозь угольки и капает в кувшин чистая, словно хрустальная».

Практические советы по изготовлению новогодней пиротехники можно получить из рассказа Николая Носова «Бенгальские огни»: «По целым дням он (Мишка) толок в ступе серу и сахар, делал алюминиевые опилки и поджигал смесь на пробу. Вдруг бенгальские огни вспыхнули, засверкали и рассыпались кругом огненными брызгами. Это был фейерверк! Нет, какой там фейерверк — северное сияние! Извержение вулкана! Наконец огни догорели, и вся комната наполнилась каким-то едким, удушливым дымом».

Описание химических процессов нередко можно встретить и в поэзии. Например, вопросу о соединениях серы посвящено стихотворение Пушкина «И дале мы пошли — и страх обнял меня...»:

…Тогда услышал я (о диво!) запах скверный,  

Как будто тухлое разбилось яйцо

Иль карантинный страж курил жаровней серной.

Я, нос себе сжав, отворотил лицо».

А коррозия металлов описывается Александром Блоком в стихотворении «Равенна»:

«От медленных лобзаний влаги

Нежнеет грубый свод гробниц,

Где зеленеют саркофаги

Святых монахов и девиц.

Сила тяжести Репки

Казалось бы, что может быть общего у литературы и физики? Оказывается, достаточно многое. Физические явления окружают человека повсюду, и, естественно, их описание часто встречается не только в прозе, но и в поэзии.

Редкое оптическое явление — фата-моргана (мираж), связанное с особым преломлением света, можно проиллюстрировать на примере сказки Ганса-Христиана Андерсена «Дикие лебеди»: «Элиза спросила, не та ли это страна, куда они летят, но лебеди покачали головами; она видела перед собой чудный, вечно изменяющийся облачный замок фата-морганы; туда не смеет проникнуть ни одна человеческая душа».

Большое количество различных физических явлений в своих рассказах для детей описал Лев Толстой. Например, так писатель рассказывает о плотности вещества в рассказе «Сырость»: «Осенью и зимой двери разбухают и не растворяются, а летом ссыхаются и притворяются. От чего слабое дерево — осина больше разбухает, а дуб меньше? От того, что в крепком дереве — дубе пустого места меньше и воде некуда набраться, а в слабом дереве — осине пустого места больше и воде есть куда набраться». А так о кипении в рассказе «Как делают воздушные шары»: «Над огнем вода делается… газом, и как соберется пар, немного водяного газа, он сейчас пузырем выскочит наверх. Сперва выскочит один пузырь, потом другой, а как нагреется вся вода, то пузыри выскакивают не переставая: тогда вода кипит».

Для иллюстрации урока о силе тяжести и силе Архимеда отлично подойдет роман Александра Беляева «Человек-амфибия». Рассказ одного из героев о весе дельфинов поможет школьникам понять, почему он меняется в воде и на суше.

Художественно проиллюстрировать третий закон Ньютона о том, что сила действия равна силе противодействия, поможет история Святогора-богатыря, задумавшего поднять Землю, описанная в народной былине:  

Слез Святогор с добра коня,

Ухватил он сумочку обема рукама,

Поднял сумочку повыше колен: 

И по колена Святогор в землю угряз,

А по белу лицу не слезы, а кровь течет

Где Святогор угряз, тут и встать не мог.

Тут ему и было кончение.